Муза. Часть 1

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (11 оценок, среднее: 3,82 из 5)
Загрузка...

Темы рассказа: лесби

Лера стояла у стены, от пола до потолка завешанной мягкой зеленой тканью, и пыталась принять максимально непринужденную позу. Давалось ей это с трудом, во-первых, потому что облачена девушка была только в белоснежное нижнее белье, выгодно подчеркивающее каждый изгиб женственного тела. Во-вторых, из-за направленного на нее объектива камеры. А в-третьих, потому что через этот объектив на нее смотрела практически незнакомая женщина-фотограф.

Лера честно старалась расслабится, но ее смущение чувствовалось также ясно, как летняя жара этого июльского дня. Девушка была невысока ростом, но в свои 18 обладала формами созревшей молодой женщины — она словно сошла с постамента какого-то именитого скульптора, создавшего и оживившего шедевр. Именно благодаря своим точеным формам и миловидному, пышущему свежестью юного цветка, лицу Лера оказалась здесь.

Девушка явилась в студию, оказавшуюся просторной, хорошо освещенной и со вкусом обставленной квартирой, по приглашению владелицы этой обители творчества. Женщина была старше гостьи минимум лет на 10, обладала приятной, располагающей внешностью и пронзительным взглядом удивительных изумрудных глаз, которые будто способны были заглянуть в самую суть вещей. С Лерой они познакомились на выставке, которую девушка посещала несколько месяцев назад вместе со своим парнем и подружками. Там их компанию, среди прочего, заинтересовало несколько предметов экспозиции: это были завораживающие снимки красивых женщин в стиле Ню, на которых модели умело позировали, скрывая, однако, самые интимные участки своих прелестных тел, локонами волос, тканью или и вовсе, наложенной при обработке, дымкой. Эти фотографии притягивали взгляды всех посетителей, а особенно мужской части.

Конечно, и молодой человек Леры не стал исключением: надолго он останавливался перед каждым экспонатом, подробно разглядывая захватывающие воображение дразнящие композиции. Поведение парня предсказуемо вызвало у нее приступ ревности и на третьей фотографии девушка уже собиралась одернуть позабывшего о возлюбленной кавалера. Но внезапно рядом появилась эффектная женщина в великолепном зеленом вечернем платье с вопросом о мнении Леры по поводу этих работ. Девушка, на волне захлестнувших эмоций, резко высказалась о подобном «искусстве», чем неожиданно вызвала искреннюю улыбку собеседницы. Смешавшись от подобной реакции и осознав, как нелепо выглядит, Лера поделилась и другими мыслями, отражающими заслуженное уважение к эстетической составляющей фотографий. А после с удивлением узнала, что автор, представившаяся Еленой, стоит прямо перед ней. Так и познакомились.

/-- Реклама мобильное сообщение --/

Потом они некоторое время непринужденно общались, да так увлеклись, что Лера даже позабыла о своих спутниках, разошедшихся кто куда по выставке, на которой действительно было, что посмотреть. В итоге Елена предложила девушке стать моделью для очередной фотосессии, так как, по словам женщины, она идеально подходит под формат проекта. Лера очень смутилась от подобного предложения, ведь она была всего лишь скромной выпускницей школы, никогда не считавшей себя достаточно эффектной для позирования, о чем не преминула сообщить. Женщина с ней решительно не согласилась, умело высказав несколько комплиментов, заставивших юную любительницу искусства краснеть и стесняться от подобной похвалы из уст признанной ценительницы прекрасного. В конце концов, они обменялись телефонами и, договорившись обсудить все позже, простились.

Елена позвонила ей неделю назад и уговорила прийти, заявив, что эта фотосессия станет достойным подарком на наступившее совершеннолетие, что подруги сгорят от зависти, а молодой человек будет вне себя от счастья и так далее. В конце концов Лера согласилась, с тем лишь условием, что кадры для выставки должны будут получить ее одобрение. И вот она стоит в профессиональной студии перед камерой в роскошном белье и ей жутко дискомфортно.
— Ты чувствуешь себя неловко и это совершенно нормально. — Доброжелательно сообщила фотограф, на мгновение, отвлекшись от настройки камеры. — Но стесняться тебе совершенно нечего, поверь мне, милая. Я сейчас закончу и принесу тебе немного шампанского. Это поможет расслабится. Хорошо?
— Не откажусь, спасибо. — С улыбкой ответила девушка. Елена еще немного покопалось в переключателях фотоаппарата, а затем удалилась в другую комнату, оставив мнущуюся модель одну ненадолго.
— Лучше всего будет, если ты на время забудешь обо мне и сосредоточишься на себе самой. — Посоветовала Елена, вернувшись с полным бокалом игристого напитка в изящных пальцах. — Слева от меня, вот тут, зеркало. Я хочу, чтобы сейчас ты посмотрела на себя. Представь, что ты собираешься на свидание к своему парню. Рассмотри себя хорошенька, оцени, готова ли к визиту.
— Хорошо, я постараюсь. — Согласилась Лера, потягивая напиток. Когда бокал опустел, она отдала его женщине и внимательно вгляделась в свое отражение. Там стояла стройная привлекательная девушка, чьи распущенные, выкрашенные выше корней в платину, волосы свободно рассыпались по обнаженным покатым плечам. Внимательный взор раскосых карих глаз цеплялся за детали собственной внешности: в меру густые полумесяцы бровей, вздернутый носик, слегка насмешливый изгиб полных губ, маленькая родинка на правой щеке. Выгодно подчеркнутые бюстгальтером полные сочные груди, рельефный живот со впадинкой пупка, плавно расширяющиеся от узкой талии женственные бедра, узкие трусики, плотно обтягивающие промежность и округлые плотные ягодицы, сильные ровные ноги. Лере, определенно, было, чем гордится, хотя она и предпочитала не выставлять это на показ.
— Отлично, — констатировала Елена, отметив, что девушка увлеклась самосозерцанием. — Нравится, как ты выглядишь?
— Неплохо, да. Это белье классно сидит. Ему бы понравилось. — Ответила Лера, мысли которой двинулись от нескромного самолюбования к желанию в таком сногсшибательном образе предстать перед своим молодым человеком и понаблюдать за предсказуемой реакцией. А потом перейти к более интересному занятию: позволить ему любить себя. Страстно, порывисто, быстро, как обычно, ведь иначе он не умел, а Лера еще не знала других мужчин и иного подхода. Говоря по правде, достигнуть оргазма со своим возлюбленным девушке удавалось крайне редко, но это компенсировалось первыми сильными чувствами и счастьем самоотдачи, так что она не жаловалась. А сейчас представила, как он станет раздевать ее, прикасаться, ласкать и слегка зарделась, подхваченная фантазией.
— Мысли идут в верном направлении. — Удивительно, но женщина читала ее, как открытую книгу по мимике и языку тела. Лера снова смутилась от неуместности собственных фантазий, с одной стороны, и того, что Елена без труда раскусила ее, с другой. Она потупилась в пол и сцепила руки на животе, не зная, куда еще их деть. Фотограф снова тепло улыбнулась, подошла к девушке сзади и, ловя ее взгляд в зеркальном отражении, мягко погладила по плечу. Лера не противилась. — О, нет, милая, не надо стесняться. Ты стала мечтать о нем, так? Это замечательно! Это шаг к тому, чтобы мы вместе смогли показать на фотографиях именно то, чего я желаю. Мне нужны живые эмоции. Нужно видеть в твоих глазах огонь! Необходимо, чтобы ты показала мне, насколько хочешь своего парня. Покажи, что ждет счастливчика.
— Я поняла. Постараюсь. — Согласилась Лера, стараясь отогнать смущение и неуверенность. Девушка снова сфокусировалась на собственном соблазнительном отражении, а фотограф удалилась к рабочему месту и принялась наблюдать через объектив за ее действиями.

Лера постаралась опять призвать мысли о своем парне, пожирающим ее голодными, полными страсти глазами, и это удалось на удивление легко. На этот раз она не стала прогонять видение, напротив, игриво улыбнулась ему. Девушка скрестила руки под грудью, эффектно выпрямилась и устремила лучащийся светом взор победительницы на зеркало. Фотограф тут же принялась щелкать затвором, ловя каждое мимолетное изменение в позе и на ее лице.
— Отлично, детка! — Похвалила Елена, не отвлекаясь от фотоаппарата. Девушка в фокусе неспешно двигалась, иногда замирая ненадолго, чтобы зафиксировать наиболее удачные, с ее точки зрения, ракурсы. Бесспорно, Лера не была профессионалкой и позировала посредственно, но на данном этапе важнее всего было раскрепостить девушку. И фотограф давала ей такую возможность, ловя удачные кадры. — Продолжай, все идет отлично.

Минуло с десяток минут. Новоиспеченная модель испробовала все известные ей позы и позволила своим фантазиям зайти довольно далеко, раздув искорку игривого возбуждения в заливший юное личико румянцем огонек. В какой-то момент девушка просто остановилась и со смущенной улыбкой на чувственных губках вопросительно воззрилась на Елену.
— Хорошее начало, милая. — Уверенно заявила женщина, оторвавшись от камеры. — Все идет именно так, как мне надо, благодаря тебе. Я сейчас еще шампанского тебе плесну, ок?
— Да, спасибо. — Лера просияла, обрадованная словами мастера и перспективой промочить слегка пересохшее от физической активности и взыгравшего либидо горло. Женщина снова удалилась с пустым бокалом, а вернулась с наполненным прохладной пьянящей влагой. Девушка с удовольствием приняла очередное угощение и принялась его смаковать. В процессе, она осознала, что в Елене что-то изменилось с начала сессии. И точно: когда Лера только пришла, женщина ее встретила облаченной в легкие черные штаны свободного кроя и такого же цвета и формата рубашку, застегнутую почто до верха. Сейчас же на фотографе сверху была легкая серая маечка на тонких бретельках, под которой без труда угадывалось отсутствие нижнего белья по небольшим выпирающим бугоркам грудей и очерченным тканью овалам ореол сосков. Кроме того, Елена убрала длинные темные волосы в высокий пучок, как видно, для удобства.
— Теперь мы двинемся дальше. Ты готова? — С нетерпением истинного творца, жаждущего труда, спросила Женщина, сохраняя теплую улыбку на, подведенных бордовой помадой, губах.
— Несомненно! — Жизнеутверждающе заявила девушка, осушив второй бокал, придавшей ей ощущение приятной легкости в теле и мыслях.
— Тогда я хочу чтобы ты переоделась немного. Справа на столике лежит белая ткань. Да, вот эта. Снимай лифчик и намотай эту ткань на манер топа, но чтобы грудь осталась хорошо видимой. Понимаешь, о чем я? — Уверенно потребовала Елена, следя цепким взглядом изумрудных глаз за своей моделью.
— Да, наверно… — Лера слегка замялась, смущенная перспективой предстать топлес перед посторонним человеком, но, все-таки, подчинилась. В конце концов, разве не для этого она пришла? Однако, в итоге, скинуть бюстгальтер девушка решила, все же, стыдливо развернувшись спиной к выжидательно созерцающей женщине. Намотать ткань удалось не сразу (пришлось импровизировать), но результат получился впечатляющим: упругие, будто мячи, груди Леры сошлись друг с другом, поджатые чертовски приятной на ощупь тканью. Девушка свила импровизированный топ таким образом, чтобы виднелся и низ ее прелестей, напоминающих круто вздымающиеся над равниной, холмы идеальной формы, вершины которых теряются в облачности ткани молочного цвета. Судя по довольному виду, фотограф тоже оценила ее старания. — Так пойдет?

— Волшебно! Для атмосферы нам еще нужна музыка. — Сообщила женщина, листая приложение на смартфоне, очевидно, в поисках подходящего плейлиста. Через пару минут из колонок, встроенных в потолок, полились приятная расслабляющая музыка. И она, снова склонившись над фотоаппаратом, возвращалась к работе. — Я хочу чтобы сейчас ты смотрела в объектив. Представь, что это твой мальчик снимает. Соблазни его, покажи, почему другой такой он не найдет.

И Лера показала. Она подняла руки вверх и начала все увереннее с каждым мгновением двигаться в такт волшебным звукам очередной композиции. На ее милом личике играла загадочная улыбка. Особенно эффектно вышло взъерошить прическу, запустив длинные пальцы в темные от природы корни, а затем разбросав в стороны выкрашенные длинные локоны, словно струящуюся вуаль. При этом девушка грациозно выгнулась, представляя фотографу изумительный вид на свое совершенное тело, начавшее распаляться от активных движений и неуклонно возрастающего возбуждения. А Елена увлеченно щелкала затвором камеры, ловя бесценные моменты. Так прошло еще какое-то время и сменилось несколько композиций, под которые Лера подстраивала свои движения (нужно признать, что двигалась она уверенно и технично, выдавая увлеченность этим занятием).

Наконец, пришел черед очередному изменению.
— Великолепно! — Радостно заявила фотограф. — Я в восторге, детка. Ты шикарна. Пришло время предпоследней метаморфозы. Иди-ка сюда.

Девушка послушно подошла, успокаивая дыхание после последнего затяжного танца. Она разгорячилась и даже вспотела, но энергия, родившаяся внутри в процессе активного позирования, все также бурлила и требовала выхода. Кроме того, появившееся еще в начале сексуальное напряжение и не думало проходить. Напротив, Лера осознала, что в подозрительно легкой от шампанского голове все настойчивее проявляется желание, если не заняться сексом немедленно со своим парнем, то хоть поиграть с собой, отпросившись в дамскую комнату, на худой конец. К слову, этим в тайне от всех девушка занималась часто и с удовольствием, восполняя пробелы, оставленные в половой жизни неопытным партнером. Однако сейчас ей пока удавалось держать себя в руках и не поддаваться на зов плоти.

— Для полноты образа мы кое-что добавим. — И Елена водрузила на голову приблизившейся девушки стилизованный под терн венец, сделанный из пластика. Украшение пришлось впору. Затем женщина поочередно перевязала оба запястья Леры несколькими белыми лентами, оставив концы свободно висеть, едва не касаясь пола. И, наконец, уверенно потянулась к бедрам своей модели со словами: — А трусики давай-ка снимем.

— Нет, подождите.. — Девушка отпрянула назад, будто ее ударило током. Она, конечно, понимала, что идет на эротическую фотосессию, но раздеваться догола перед мало знакомой женщиной не собиралась. Даже разбушевавшееся либидо поутихло под натиском мгновенного испуга и смущения. — Я не хочу совсем голой фотографироваться, простите.

— Хорошо. — Немного погодя согласилась фотограф, явно разочарованная подобным развитием событий. Но уже миг спустя, она справилась с эмоциями и снова доброжелательно предложила: — Давай тогда я дам тебе еще ткань, обернешь ее, как юбку. Будет тоже хорошо. Тогда сможешь скинуть трусики? они просто не подходят под формат проекта.

— Такой вариант подойдет. — Облегченно согласилась Лера, примирительно улыбаясь. Возникшее напряжение между ними тут же спало, и девушка искренне обрадовалась, что сможет продолжить съемку.

Елена покопалась в шкафу, стоявшем в углу комнаты и извлекла на свет широкий неровный лоскут ткани того же белоснежного цвета. Лера приняла его из рук женщины и отошла на съёмочную площадку, чтобы переодеться. Справится с этой задачей ей удалось довольно быстро, и в итоге бедра оказались прикрыты едва ниже промежности. Так себе, конечно, защита от внимания пронзительных изумрудных глаз и фотоаппарата, но, лучше, чем ничего. С этими мыслями девушка стянула-таки трусики и откинула их в сторону к лифчику, завершив задуманный мастером образ.

— Великолепно! — Оценила фотограф, внимательно осматривая свою модель с ног до головы в поисках изъяна. Ничего не найдя, женщина заглянула Лере в глаза и размеренно продолжила: — Самое время раскрыть тебе замысел. Я назвала проект «оковы страсти». Суть в том, что юная девушка, ослепленная плотскими желаниями, становится их рабой. Это концепция. А показать это я планирую с твоей помощью. Для этого мне необходимо приковать тебя к стене и завязать глаза. Потом я обработаю фон…

— Прямо серьезно приковать? — Взволнованно перебила Лера.
— Да. — Согласилась Елена, оценивая реакцию девушки.
— Я не ожидала такого. — В который уже раз за сегодня смутившись, сообщила Лера, раздумывая над открывающейся перспективой.
— Милая, не волнуйся. Тебе нечего бояться, поверь мне. В этой композиции вся суть сегодняшней съемки. Для этого ты расслаблялась и настраивалась на нужный лад. Кроме того, сковывание с завязыванием глаз очень волнующий опыт. Острые ощущения обеспечены. — Женщина говорила уверенно и спокойно, не разрывая визуального контакта. Было видно, насколько сильно ей хочется продолжить работу. И девушка дала слабину.

— Думаю, вы правы. — Вымолвила Лера, ощущая будоражащий коктейль из волнения с предвкушением чего-то захватывающего. — Это будет очень ново для меня. Я стесняюсь.
— Пожалуйста, постарайся расслабиться. Подумай о свежих впечатлениях. А кроме того, мы уже так продвинулись, что поворачивать назад просто обидно. Пойдем… — Елена решительно взяла девушку за руку, пока та не передумала, и повела за собой к стене, возле которой все это время и происходила съемка.

Через несколько мгновений Лера с удивлением выяснила, что под зеленой тканью прятались, прикрепленные к чему-то невидимому и сплошь обернутые все той же тканью, браслеты наручников. Как только этот факт стал очевидным, женщина мягко развернула Леру спиной к стене и развела ее руки в стороны таким образом, чтобы оковы могли закрепиться на запястьях, затем сноровисто защелкнула замки. — Как я уже говорила, мои снимки так хороши из-за реальности эмоций моих моделей. Ты должна пережить и прочувствовать то, что необходимо передать. Понять, что такое быть плененной. Не жмут браслеты?

— Нет, нормально. — Ответила девушка, пробуя оковы на прочность. Сразу выяснилось, что они обеспечивают только минимальную возможность двигать руками, и волнение Леры усилилось. Но она уже приняла решение идти до конца и закончить съемку, а потому продолжала стоять и слушать фотографа.
— Хорошо. Последний штрих… — И Елена аккуратно повязала плотную, не пропускающую свет повязку, на закрывшиеся глаза девушки, оставив ее беспомощно вращать головой и позвякивать цепочками на наручниках. — Вот теперь мы действительно сможем продолжить и сделать все, как я задумала. Тебе удобно?

— Да. насколько это возможно в моем положении. — Натянуто пошутила Лера, прислушиваясь к собственным ощущениям. Оказалось, страшно и волнующе быть столь незащищенной. Девушка стояла, прислонившись спиной к устланной теплой зеленой тканью стене, будто распятая, широко простерев прикованные руки и чуть запрокинув голову в венце. Груди вздымаются и опадают в такт ускорившемуся дыханию под натянутой белой материей. Подобие юбки колышется на легком ветерке от работающего кондиционера, стремясь приподняться, и явить все самое сокровенное наблюдательнице с прекрасными изумрудными глазами. Стройные ноги напряженно уперты в пол, будто перед прыжком. Лера застыла в ожидании.

— Это великолепно. Я должна сообщить тебе кое-что. — Девушка почувствовала, что Елена приблизилась на расстояние, нарушающее личные границы, и вкрадчиво заговорила: — Дело в том, что для проекта мне, все-таки придется раздеть тебя. На моих фотографиях ты должна быть совершенно голой.
— Нет, я не согласна. — Запротестовала Лера, внутри которой после слов женщины как будто разорвалась ледяная бомба. — Я не буду раздеваться.
— Это еще не все, детка. — Елена приблизилась еще сильнее и зашептала ей на ушко: — Я буду снимать только, когда пойму, что ты действительно не можешь противиться похоти. Понимаешь?

— Что вы несете?! Я хочу прекратить все это. — Девушка начинала паниковать. Она несколько раз дернула руками, в тщетной попытке освободиться от оков. А потом женщина схватила ее за подбородок и впилась в ее губы своими. Лера опешила на мгновение от подобной дерзости, но когда ощутила, что в ее рот пытается проникнуть чужой язык, вывернулась. Девушке просто не верилось, что это действительно происходит. — Я хочу уйти!
— Это ты сможешь сделать еще очень не скоро. — Посулила Елена, прибавляя громкость на аудиосистеме через смартфон. Затем она запустила плейлист с обилием альтернативной музыки и, как только громогласно зазвучали первые ноты, принялась деловито разматывать Лерин топ.

— Нет! Неет! Не трогай меня! — Кричала девушка, ожесточенно выворачиваясь из рук женщины. Но музыка была слишком громкой, чтобы она нормально разобрала собственные крики, а Елена оказалась очень настойчивой. Спустя минуту бессмысленной возни, ткань осела на пол, а насильница (именно ею считала теперь женщину Лера) добралась-таки до ее прелестей.

Елена с нескрываемым удовольствием некоторое время просто рассматривала налитые и тугие, будто выточеные из мрамора, крупные груди прелестницы с крупными, розовыми сосками. Утолив эстетический голод созерцанием прекрасного, женщина обратила свое внимание на недоразумение, скрывавшее от нее пах пленницы. Не реагируя на крики и ругань пленницы, она одним движением сорвала ткань и отбросила ее за спину. Лера тут же сжала ноги вместе и даже попыталась присесть, но прикованные руки не позволили.

Перед Еленой предстал ухоженный лобок с приличным островком подстриженных темных волос, уходящим в промежность — девушка явно удаляла лишнее по линии трусиков, которые носила, а, оставшееся просто иногда укорачивала. Воодушевившись от увиденного еще сильнее, женщина отошла от, упрямо брыкающейся и кричащей пленницы до рабочего места и тут же вернулась, захватив бутылочку с ароматическим маслом.

— Неет!! Я не хочу!! — Лера не сдавалась, продолжая прилагать усилия к тому, чтобы освободить руки. И с каждой секундой в ней росла уверенность, что уйти не удастся. Скоро она почувствовала, как на плечи и груди льется теплая ароматная жидкость. Затем ее коснулись чужие руки и девушка заплакала, — Хватииит…

Насильница ее даже не слышала. Она по-хозяйски, не торопясь, стала растирать масло сначала по напряженным плечам и рукам Леры. После женщина переключилась на столь понравившиеся ей груди, и несмотря на протесты и попытки вывернуться, начала настойчиво мять их, покрывая при этом маслом. Очень скоро соски пленницы потемнели и поднялись, приняв вид двух маленьких колонн, окруженных идеально круглыми, покрытыми крупными волнами озерами ареол. Елена не обошла их вниманием: юркие пальцы умело сжали каменно-твердые и обостренно чувствительные соски, принялись нежно выкручивать их.
— Ай! Ааа!! Нет!! — Кричала Лера, пока насильница самозабвенно играла с ее прелестями. Конечно, происходящее ей совсем не нравилось. До настоящего момента девушка занималась сексом только с одним партнером мужского пола и была совершенно убеждена в своей гетеросексуальности. Кроме того, Елена делала это с ней против воли. Но при этом, Лера не могла игнорировать тот факт, что умелые ласки женщины наложились на копившееся на протяжении всей съемки возбуждение. Постыдным результатом стали жар и влага между крепко сжатых ног.

Елена, тем временем насладившись набухшими от продолжительного массажа грудями, плеснула на изящные руки еще масла и принялась растирать трепещущий рельефный живот, все слабее дергающейся пленницы. Затем крутые бедра, твердые от нагрузки, сочные ягодицы и, наконец, лобок. Девушка ничего не могла поделать со скользкими и горячими пальцами, втирающими ароматное масло в ее незащищенный пах. Не могла противиться, когда насильница нарочито неспешно расчесывала ноготками слипшиеся от пота и масла мягкие лобковые волосы, не знавшие бритвы. Все, что Лера могла: не сдать последнюю линию обороны, разжав ноги.
— Нееет! Пожалуйста! Неет!! — Взмолилась, почти лишенная сил девушка, когда Елена приступила к финальной атаке, стараясь разжать ее колени, протискивая между ними свою ногу. После недолгого противостояния, Лера сдалась и расслабила гудящие перенапряженные конечности. Насильница, не теряя времени даром, расставила ноги пленницы пошире и встала так, чтобы та не свела их вместе снова. Внутренняя часть бедер девушки ближе к влагалищу влажно поблескивала от обильно сочащейся смазки. Подстриженные волосы в промежности слиплись и торчали клоками.
— Возможно, до съемки не так уж и далеко. — Промурлыкала женщина на ушко хнычущей, бессильно повисшей на прикованных руках пленнице, когда наступила короткая пауза между композициями, и в студии воцарилась относительная тишина. — Кстати, мне понравилось, как ты выглядишь без одежды. Я в тебе не ошиблась, детка.

— Неет.. — Вяло запротестовала Лера, когда насильница запустила руку ей между ног. Как только тонкие пальцы коснулись влагалища, девушка опять попыталась вырваться, однако ей не удалось даже сдвинуться с места на порядочное расстояние. — Не надо…
Лера, сгорая от стыда, почувствовала, как женщина исследует каждую складочку, каждый миллиметр ее сокровенного цветка, который более не принадлежал исключительно ее единственному мужчине. Елена действовала аккуратно, но чертовски умело. Она раздувала сильнее уже пылающий огонь сексуального желания девушки во всепоглощающей пожар, ласками разгоняя по ее разгоряченному телу волны яркого наслаждения. Спустя несколько минут сладкой пытки, Лера совершенно перестала сопротивляться. Тогда женщина рискнула остановить воспроизведение музыки, дабы полностью проникнуться волшебством момента.

— Ахх.. Ааа… Ааа.. Аахх.. — Девушка судорожно хватала губами воздух, потому что теперь Елена, нащупав мокрыми от любовного сока пальцами набухший клитор, методично терла его. Постепенно Лера стала ритмично вздрагивать, в такт размеренным движениям насильницы. Мгновения утекали, а она все продолжала, не меняя темп. Скоро девушка поняла, что буквально мечтает ускорить Елену, но высказать это в слух не сумела из-за жгучего стыда за собственные похотливые желания. А женщина к тому моменту пожелала еще поиграть со столь совершенными, на ее вкус, девичьими прелестями. Свободной рукой она принялась мять грудь пленницы, разминая все такой же твердый темно-розовый сосок пальцами. Но и мастурбацию Елена не прекращала, продолжая настойчиво полировать сочащуюся вязкой влагой вагину. — Ааа.. Мммм.. Ааххх.. Аа…
— Хочешь кончить, милая? Только скажи… — Прощебетала женщина, не останавливая сладкую пытку ни на секунду. В ответ Лера лишь сжала зубы, давя в себе очередной сладострастный вздох. — Вот как? Ну, хорошо…

— Ахх… Ай! Ааа! Мммм.. Ммаа! — Когда насильница прильнула губами к удерживаемой цепкими пальцами сочной груди пленницы, студия огласилась первым несдержанным стоном. Елена продолжала одной рукой играть с клитором девушки, а другой удерживать упругую округлость, не позволяя ей ускользнуть от жаждущих губ и юркого язычка. Стоны Леры с каждой секундой становились все громче. По телу девушки начали пробегать судороги от наиболее эффективных воздействий насильницы. Наконец, Лера вся напряглась, выгибаясь насколько позволяли браслеты и пристроившаяся рядом женщина. На юном лице, даже с завязанными глазами, ясно читалась сладкая пред экстазная мука.

Елена стала двигать рукой между ног пленницы быстрее и жестче и сосать набухшую грудь, словно пытаясь напиться отсутствующего там молока. Через несколько ударов сердца долгожданный оргазм поглотил все чувства Леры, затопил ее разум и оставил лишь крик удовольствия на устах: — Ааааааа!! Ммммааах.. Ааахх!

Совершенно опустошенная и лишенная жизненной энергии, девушка повисла на оковах, не поддерживаемая более своей мучительницей. Ноги ее подогнулись, а голова поникла — со стороны можно было решить, что она потеряла сознание, но частое хриплое дыхание и слабые судороги в конечностях выдавали истину. Беспомощная, беззащитная Лера пораженно думала лишь о том, что это был самый сильный оргазм в жизни. Девушку более не волновало, что она совершенно обнажена, что ее принудила к сексу взрослая женщина. Потому что свершившиеся факты необходимо принять, как можно скорее, чтобы двигаться дальше.

Насколько постыдным бы это ни казалось, но Елене удалось сделать ей настолько хорошо, что девушка чуть было и правда не лишилась чувств от наслаждения. Ни у самой Леры, ни у ее парня, уж точно, никогда не получалось достигнуть подобных вершин. Истина казалась грязной, развратной и не желала укореняться в сознании Леры, однако и истиной быть не переставала. Стоит ли теперь так безапелляционно причислять себя к натуралкам? Размышляя об этом, пленница пропустила момент, когда женщина снова оказалась возле нее.

— Скажу честно, ты впечатлила меня. При чем не только своими умопомрачительными сиськами. Кстати, отвлечься от них ну очень сложно. Но и стойкостью. Отлично держишься! И это убеждает меня в правильности выбора, ведь ты идеально подходишь. — Сообщая это, Елена поднесла к пересохшим полным губам девушки бокал, в очередной раз наполненный прохладным шампанским. Лера прильнула к нему, словно умирала от жажды в пустыне, и быстро, жадно осушила. Женщина нежно погладила ее по щеке, прежде, чем отнять опустевший бокал от приоткрытого ротика.

— Отпусти меня… — Тихо попросила девушка, впрочем всерьез не надеясь на обретение свободы в ближайшее время. Скорее просто из-за природной мятежности духа.
— Да что ты? Мы только начали, милая. У меня на тебя обширные планы. — С этими словами Елена приподняла голову пленницы за подбородок и снова попыталась поцеловать ее взасос. У девушки не было сил на сопротивление, потому на этот раз юркий язычок, таки проник в ее рот. Но никаких ответных действий не последовало, и Елена скоро сдалась, отстранившись. Обиженно надув губки, она заявила: — Твоя холодность, после того, что только что случилось, обижает. Я подарила тебе фантастический оргазм, а ты отказываешь мне в простом поцелуе.

— Я люблю своего молодого человека и предана только ему. — Слегка заплетающимся от утомления и выпитого алкоголя языком пробормотала Лера, пытаясь придать голосу уверенность.
— Твое восхитительное тело сказало мне об обратном. — Женщина явно наслаждалась диалогом.
— Я не хотела этого. — Упрямо ответила девушка, поднимаясь на ноги, чтобы дать отдых рукам и плечам, после нахождения в столь неудобной позе. — И сейчас не хочу!
— Искусство требует жертв, детка. Так что терпи. В итоге, мы создадим шедевр. Я, конечно, очень хочу развлечься с тобой, как следует, но дело прежде всего. А значит, пришло время тебе познакомиться с моим лучшим другом… — Игриво подытожила Елена и, не теряя времени даром, бесцеремонно влезла рукой между ног Леры, раздвинула подсыхающие волосы и протолкнула в узкое влагалище девушки, не оказывающей сопротивления, небольшой округлый предмет с торчащей наружу тонкой веревочкой, сразу затерявшейся в мягкой растительности промежности. А затем аккуратно нажала на резиновую кнопку, выпирающую из миниатюрного пульта в руке.

Лера мгновенно почувствовала, как эта штука внутри нее ожила. Адская машинка начала вибрировать с монотонной частотой, тревожа чувствительные точки во влагалище. Девушка ерзала, четно пытаясь избавиться от инородного жужжащего предмета, приступившего к выполнению своей главной функции. Как она ни старалась, шарик не желал покидать снова начавшую увлажняться щелку, от которой по телу разбегались импульсы постыдного удовольствия. Лера плотно сжала ноги и присела, насколько это было возможно, но напрягшиеся мышцы живота лишь туже обволокли вибратор и воздействие усилилось. Женщина наблюдала за действиями пленницы, подобно коту, созерцающему обреченную, загнанную мышь.

— С ним мы провели много счастливых минут. Теперь он и тебе укажет границы физического восприятия. Я даже немного завидую тебе, ведь вы встретились впервые.
— Ммм.. Аааххх.. Прекрати это! Ммаахх… Хватит.. — Взмолилась девушка, когда минуло несколько длинных минут, полных борьбы с собственным естеством. Глухо гудящий вибратор дарил Лере совершенно новые, доселе неизвестные ей ощущения. Она и не подозревала, что ее тело способно испытывать подобное и наслаждаться этим. Между ног девушки стало горячо, как в печи, любовный сок начал просачиваться между крепко сведенных вместе бедер. Съемочная площадка наполнилась терпким ароматом секса, который с удовольствием вдыхала Елена, наблюдая за всхлипывающей, беспорядочно вращающей головой и подергивающей пристегнутыми руками, пленницей. — Мммм… ммааа… Хватит.. Пожалуйста… ааахх..

— Ты такая чувствительная. Это жутко заводит! — Сообщила женщина, устав, наконец, от созерцания. Она приблизилась к Лере, изгибающейся в напрасном стремлении выдворить из себя глухо гудящее внутри устройство, и заняла более удобную для участия в процессе позицию. Ничего не подозревающая девушка была полностью сконцентрирована на борьбе с собственной плотью, взбунтовавшейся от жгучего удовольствия, и пальцы насильницы, мягко сжавшие ее груди, стали неожиданностью, нарушившей хрупкий баланс противостояния.

— Ааа! Ааммм.. Аааххх! Ммм! — Более не имея сил сдерживаться, застонала Лера, когда Елена начала массировать ее упругие, будто мячики, прелести, периодически сжимая торчащие возбужденные соски. Женщина без устали терзала ласками отзывчивое тело пленницы, пока вибратор делал свое дело в ее истекающей смазкой вагине. И, поскольку, противостоять такому натиску Лера оказалась не в состоянии, то решила просто расслабиться, отстраниться от лишних мыслей.

Все, что теперь оставалось девушке, — это сдаться на милость ненасытной насильнице. И она сдалась. Спустя неопределенное время, показавшееся ей, распаленной, утопающей в глубинах омута наслаждений, вечностью, Елена прильнула горячими губами к ее левой груди. Теперь женщина, зажмурившись от удовольствия, с чмоканьем сосала и покусывала темно-розовый сосок, пока ее руки мяли сочные, словно спелые плоды, груди Леры. Скоро, вдоволь наигравшись с левым соском, Елена переключилась на правый, плотно обхватив его губами вместе с круглой бугристой ареолой.

А Лера, в ответ на такое обращение, могла только непроизвольно вздрагивать и стонать: — Ааа!.. Аай! Мммм!.. Ааахх!
Женщина внимательно следила за состоянием подопечной, желая продлить сладкую муку пленницы, как можно дольше. Потому, как только стоны и вздохи Леры стали особенно громкими, а ее юное тело практически перестало содрогаться, наращивая напряжение для взрыва экстаза, Елена резко отлипла от нее. Вибратор тут же затих, повинуясь команде контролера и перестал вагинально ублажать девушку, сумевшую только разочарованно замычать от подобной несправедливости. Последняя, самая желанная волна удовольствия так и не накатила и сейчас это показалось трагедией Лере, уже смирившейся со своей сегодняшней участью безвольной секс игрушки.

— Не так быстро, детка. — Злорадно заявила женщина, запустив пальцы в торчащие на лобке девушки волосы. Ей действительно нравилось, как выглядит ухоженная естественность интимной прически юной прелестницы. К ней хотелось прикасаться, исследовать, что таится ниже, за этой природной защитой. Прикосновение Елены не позволило сексуальному напряжению девушки быстро схлынуть. Лера непроизвольно расслабила бедра, открывая женщине доступ к возбужденному влагалищу. Елена не преминула воспользоваться приглашением, но лишь для того, чтобы поиграть с мокрыми от мускусно-пахнущей смазки, волосами, обрамлявшими распухшие половые губы девушки.

— Хватит мучить меня. Пожалуйста.. — Жалобно попросила Лера, позабыв о гордости и достоинстве. Теперь в ее сознании не было места ничему, кроме стремления к удовлетворению, и даже стыд уже не преобладал над естественной потребностью.
— Чего же тебе надо? — Наигранно безразлично поинтересовалась Елена, перенеся свое внимание с промежности на красивый живот девушки.
— Дай мне кончить. — Было видно, насколько тяжело дались эти слова пленнице.
— А что я получу взамен? — Продолжала свою игру женщина.
— Я не знаю, чего ты хочешь. — Осторожно ответила Лера, к которой, судя по всему, понемногу возвращалась способность здраво мыслить на фоне ослабляющегося возбуждения.

— Хочу, чтобы, когда съемка закончится, до завтра ты была моей и забыла о своем парне. По собственной воле и без наручников. — Заявила Елена, водя ноготком по шее своей прикованной модели.
— А, если я откажусь? — Поинтересовалась в ответ девушка.
— То останешься в наручниках. — Посулила женщина. — В общем-то выбор состоит только в том, каким образом я получу желаемое. Ты можешь остаться и подчиняться или противиться, и остаться все равно. Решай.
— Я поняла. — Тихо произнесла Лера и замолчала на некоторое время, раздумывая над решением. Теперь, когда тиски сексуального напряжение несколько ослабли, девушка яснее осознала суть происходящего. И состояла это в факте, что Елена завлекла ее сюда именно для того, чтобы соблазнить или изнасиловать в случае отказа. Скорее всего, это происходит не впервые, а значит, все продумано и последствий негативного развития событий женщина не опасается.

Следовательно, Лере и правда остается только принять предложение, если таким образом удастся освободиться хотя бы от наручников и сменить позу. А что касается морально-этической стороны вопроса, то половые предпочтения и скромность девушки Елену совершенно не интересовали, как и открытый отказ. Женщина, без сомнения, намерена исполнить задуманное. Так что, частично обездвиженная, лишенная зрения, совершенно нагая и все еще тлеющая внутри от, разливающегося по телу постыдного упоения, Лера ответила: — Я останусь до завтра.
— Верное решение, детка. — Удовлетворенно заметила Елена и, в третий раз за этот день, потянулась губами к губам пленницы, мягко приподняв ее подбородок пальцем. Женщина и девушка слились в долгом поцелуе, закрепляя согласие последней.

Это было нежно и волнующе, совсем не так, как с первым и единственным мужчиной в жизни Леры. Было очень приятно, и в этом она, хоть и с трудом, но призналась себе. Размышления девушки прервала Елена, постепенно заканчивая поцелуй. Отстранившись, женщина произнесла: — А теперь давай сотворим искусство.

Лера почувствовала, как вибратор в ее вагине опять ожил. Жужжание возвестило о новом раунде их игры, и волны наслаждения с нарастающей силой побежали от низа живота девушки к кончикам пальцев скованных рук и напрягшихся ног. А Елена, включив своего механического помощника, взяла в руки флакон с маслом и вылила немного его содержимого на крупные, идеально каплевидные груди девушки. Как только она накрыла их изящными ладонями, соски, расположившиеся рельефными, круглыми, телесно-розовыми кружками в состоянии покоя, начали быстро темнеть и подниматься. Женщина неспешно растерла масло по грудям и плавно переместилась на живот. Следом скользнула ладонями по бедрам на лобок Леры, дыхание которой начало ускоряться под воздействием вибрирующей игрушки и нежных прикосновений к обостренно чувствительной коже. Плавными движениями тонких пальцев Елена привела ее интимную прическу в порядок, красиво уложив встопорщенные мягкие волосы, и отошла на пару шагов назад, дабы оценить образ своей модели.

Перед требовательным взором ее зеленых глаз предстала молодая девушка, кожа которой лоснилась от ароматического масла. Ее покорно опущенную голову покрывал терновый венец. Глаза застилала повязка из лоскута белой ткани, завязанного на затылке. Чувственные, полные губы приоткрыты. Длинные, выкрашенные в платиновый оттенок, но природно-темные у корней, волосы разметались по напряженным плечам и спине. Соблазнительные полные груди, с призывно торчащими темно-розовыми сосками, вздымались и опадали в такт прерывистому дыханию. Прикованные к стене за запястья руки, увитые длинными белыми лентами, беззащитно разведены в стороны. Красивый рельефный живот, украшенный эстетичной впадинкой пупка напряжен. Сильные стройные ноги расставлены для устойчивости, открывая незабываемый вид на лобок, защищенный естественной порослью темных волос, в форме перевернутого треугольника, высокой вершиной уходящего в промежность. Девушка мелко подрагивала, ее пальцы впились в зеленую ткань, устилавшую стену за спиной в сладкой муке. Вибратор во влагалище, издававший едва слышное жужжание, уверенно вел ее к феерическому финалу этого представления. Вполне довольная увиденным, женщина проследовала к рабочему месту и встала за фотоаппарат.
— А сейчас покажи мне, насколько тебе хорошо. — Потребовала она и нажала еще одну кнопку на маленьком пульте управления вибратором.

— Ммммм…. Мммаааххх.. Ммм! — Застонала Лера, когда шарик внутри загудел сильнее, резко обострив наслаждение. Бедра девушки сами собой сжались вместе, спина выгнулась, будто по ней пробежал электрический разряд, а голова запрокинулась, насколько позволяла стена, и так она застыла. Мгновения утекали, но напор вибратора не ослаблялся, и Лера стонала все громче, прерываясь только на судорожные вздохи.

А Елена делала снимки, внимательно следя за происходящим через объектив. Внутри Леры бушевал ураган сладостных ощущений, с каждой секундой разрастаясь, стремясь поглотить хрупкое сознание. Девушку начала бить крупная дрожь, предвещавшая скорый оргазм. Она закусила нижнюю губу, сдерживая крик, рвущийся наружу. Стремительно приближалась развязка этого развратного действа. Наконец, пальцы Леры сжались в кулаки, а ноги спазматически согнулись в коленях, роняя тело вперед. Из ее влагалища брызнула короткая мощная струя, осевшая пятном на зеленой ткани, а из горла прозвучало протяжное, полное удовольствия — Ааааааааа!!

Девушка еще несколько раз дернулась и повисла на пристегнутых наручниками руках. Ноги ее бессильно подогнулись, голова упала на грудь. Все кончилось. Женщина поймала этот момент щелчком затвора и, довольная итогом, выключила вибратор, прекрасно справившийся со своей задачей. Ее переполняла искренняя радость творца, уверенного в близком успешном завершении сложной работы. Лера действительно подошла идеально, и Елена уже предвкушала, насколько хорошим выйдет финальный обработанный снимок. С мыслями об этом, женщина направилась к пленнице.

— Ты была великолепна, милая. — Похвалила она девушку, помогая ей снова подняться на ноги, и совершенно обессиленная Лера с радостью воспользовалась помощью. Елена поочередно расстегнула браслеты, освобождая, наконец, девушку, которая тут же повисла на ней. Очевидно, Лера не помышляла предпринимать что-либо против насильницы. Так что женщина отвела ее, пока все так же лишенную возможности видеть из-за повязки, к большому мягкому дивану в противоположном углу студии и усадила в него. Девушка сразу же с видимым удовольствием распласталась по нему полулежа, отдыхая после произошедшего. Елена позволила ей принять удобное положение, а затем аккуратно сняла с глаз повязку. Девушка, помедлив немного, открыла красивые раскосые глаза цвета лесного ореха и, щурясь от изменения освещения, воззрилась на Елену. Женщина ослепительно улыбалась, не отводя взгляда. Некоторое время они молча созерцали друг друга.

— Что теперь? — Наконец, нарушила тишину Лера.
— Теперь ты пойдешь со мной. — Заявила Елена, цепко осматривая девушку с головы до ног. Женщина отметила про себя, что Лера не двигалась с места и не пыталась прикрыть наготу. — Тебе нужно отдохнуть. Поэтому, я сделаю тебе ванну и принесу еще шампанского. Что скажешь?
— А потом? — Вопросом на вопрос ответила девушка, продолжая буравить взглядом Елену.
— А потом я неоднократно воспользуюсь тем, что ты моя до завтра. Так что лучше тебе отдохнуть сейчас. — Нахально улыбаясь заявила женщина. Затем протянула Лере руку со словами: — Пойдем, детка.

Девушка поколебалась секунду, но в итоге потянулась в ответ, и их руки соприкоснулись. Елена помогла ей подняться с невероятно комфортного, мягкого дивана, и повела за собой в сторону ванной комнаты. Лера, в сознании которой сейчас не было ни единой мысли, покорно шла следом. Ей хотелось только расслабиться. И этому желанию суждено было исполниться.

Десять минут спустя девушка лежала в просторном джакузи, наполненном теплой водой, благоухающей травами. Свет был притушен, подчеркивая расслабляющую атмосферу. В пальцах Леры лежал фужер, наполненный приятно прохладным шампанским. Появилось время обдумать события этого жаркого июльского дня, чем и занялась девушка, оставленная с собой наедине. Беспокойные неоднозначные мысли копошились в усталый головке, не позволяя разложить все «по полочкам» — слишком много противоречий. Ясно было только одно: что бы себе Лера ни думала, ни желала, до завтра она под властью хозяйки студии. Девушка была совершенно уверена, что просто уйти не удастся и лучше следовать договоренности. За этими размышлениями она не заметила, как допила шампанское. Лера поставила опустевший бокал на пол, выложенный черной плиткой, и снова улеглась в умиротворяюще теплую воду. Постепенно утомление и алкоголь стали брать свое, сталкивая сознание девушки, занятое разрешением внутренних конфликтов, в прекрасный мир грез. Она задремала.

продолжение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *