Извращённая психиатрия. Ч1 гл1

Темы рассказа: инцест, мать, сын, по принуждению

Пациенты: Лена — мать, служащая госучреждения, не замужем; сын — Антон, учащийся. Мальчик с ранних лет грезил увидеть секс мамы с другим партнером, поскольку раньше слышал звук секса мамы с редкими любовниками.
Дал мальчику капли, угнетающие нервную систему и подавляющие волю.

Спустя 5 месяцев провожу опрос под гипнозом, чтобы не упустить мелочей.
Д— доктор.
М— мать.
С-сын.

С. Когда вы мне дали капли, я пришёл домой и долго сомневался. Был какой-то страх это сделать. Ну, я так давно мечтал увидеть маму голой, и это взяла вверх. А чтобы не было страшно, я позвал своего друга Димку. Мы с ним раньше часами обсуждали, как бы было хорошо, если бы сыновья могли трахать мам. У него мама была далеко не красавица, поэтому он всё время таращился на мою. Он часто трогал нижнее бельё моей мамы и мечтательно говорил, как бы было хорошо, если бы я мог с неё это снять сам. Он пришёл ко мне, и я ему рассказал о странной встрече с врачом, который дал мне капли. Рассказал, что врач сказал, что после этих капель мама будет долгое время как робот, и с ней можно будет делать всё что угодно. Димка оживился, уговаривая меня сделать это, а мне всё же было страшно. Мама как раз после стирки на кухне пила чай, я отвлёк её, а тем временем Димка капнул ей туда лекарство. Мы сели в комнате и стали ждать. Полчаса ничего не происходило, и мы пошли на кухню.

Мама просто стояла у раковины к нам спиной и смотрела в одну точку. Димка спросил: «Тётя Лена вы в порядке?»

«Да», — ответила мама.

«А что вы делаете?», — Не унимался Димка.

Я услышал растерянный голос мамы: «Я… я… не знаю, все так странно», — ответила мама.

Ну следующий Димкин вопрос меня просто убил: «Тётя Лена, а вас когда-нибудь ебали два мужика?»
От её ответа пустым бесчувственным голосом у меня пошёл холод по спине: «Да, меня ебали, но не по моей воле»

То, что было дальше невозможно описать.

Димка взял её за руку, сказав: «Тётя Лена, пошлите к вам на кровать». И повёл в её комнату.

Я, словно оглушенный всеми этими событиями, пошёл за ними.

«Давай, ложись на кровать!», — скомандовал он.

Мама робко залезла на кровать и легла. Димка трясущимися руками пытался развязать ей пояс халата. Когда у него это не получилось, он просто раздвинул полы халата и на секунды упёрся взглядом в её прозрачные гипюровые трусики. Не веря в то что происходит, с красным от возбуждения лицом и трясущимися руками он тихонько стал стягивать их с её ног. Я просто застыл, смотря на промежность своей мамы. Димка, как ненормальный, пытался потрогать всё, что можно у неё на теле, при этом стараясь, наконец, с себя стянуть штаны. Наконец, у него это получилось, и он с голой жопой и торчащим членом раздвинул моей маме ноги и улёгся на неё. Долго ёрзая на ней, он пытался заснуть в мою маму член. Когда у него это получилось, он как сумасшедший начал трахать её, от чего её тело сотрясалось.

Я ходил вокруг кровати и ошарашенно смотрел, то на виляющую жопу моего друга между ног моей мамы, то на маму, которая от толчков Димки подёргивалась. Она просто лежала, её лицо было спокойно, я даже сказал бы безучастно, её глаза смотрели куда-то в потолок и блестели от слёз.

М: Я смотрела в потолок и не могла понять, что со мной происходит. Это был какой-то кошмарный сон, от которого я не могу проснуться. Слёзы отчаяния и какого-то страха сбегали у меня по щекам. Это просто какой-то кошмарный сон. Я лежала с раздвинутыми ногами, передо мной дёргалась красное вспотевшее лицо Димки, друга моего сына, а в моём влагалище хозяйничает чужой член. Мысли путались: я не сразу поняла, что именно Дима трахает мое беспомощное тело. Ну сон стал страшнее, когда увидела, как мой сын ходит вокруг кровати и наблюдает за этим. Нет- нет, думала я, сейчас проснусь, и всё это кончится. Друг Дима напрягся и весь задёргался, Я почувствовал, как внутри меня вливается его тёплое семя. Он встал и ушёл, а я так и продолжала, не в силах пошевелиться, лежать с раздвинутыми ногами. Я не могла их сдвинуть, даже когда увидела, что мой сын просто стоит и смотрит на моё выебанную пробежность. «Боже, какое унижение для меня», пронеслось у меня в голове, и всё, что я только могла сделать, — зареветь.
С: Тело Димки напряглось и задёргаласьэ. Я понимал, что сейчас он оплодотворяет мою мать, стараясь залить каждую лишнюю каплю своей спермы в её влагалище. Трясясь, он встал и ушёл в ванную, а я, как заворожённый стоял и смотрел на раздвинутые ноги моей мамы и её только что выебанную пизду. Её тело слегка потрясывалось, она ревела навзрыд, закрыв лицо рукой.

Не помню, как сам стянул с себя шорты с трусами. Не спеша, словно хищник в засаде, я подползал к беспомощному телу моей мамы, предвкушая всем своим телом её мягкую нежную плоть. Мне удалось распутать её узел на поясе халата, и я распахнул полы в разные стороны оставив тело моей матери обнажённой перед моим взглядом. Сквозь её рёв навзрыд.

Я еле разобрал её слова с нотками мольбы: «Пожалуйста, не надо, я не хочу! Прошу тебя, сынок, достань его из меня, пожалуйста, достань», — ревела она, когда я стал входить в неё.

Ощущая теплоту и влагалище моей матери, я стал медленно делать входящие- выходящие движения, ощущая, как её тело дёргается подо мной. Это меня возбудило ещё больше, я ускорил темп, войдя в неё глубже. Я потерял счёт времени и не помню сейчас, сколько тогда использовал тело своей матери в своих низменных целях. Словно взрыв я почувствовал в своём члене, лежал на ней и ощущал, как часть меня слизью перетекает в неё, в её лоно.


М: Я уже понимала, что это не сон, и от того это всё было ещё ужаснее. Сквозь слёзы пред своим лицом я видела искажённое лицо своего сына, но не того сына которого знала — Антошку, а демонического зверя, который оплодотворял свою мать. «Это безумие», — думала я, что я ощущаю, как внутри меня удовлетворяется плоть моего сына.

В памяти появлялись картинки, когда он был маленьким, когда кормила с ложечки, кормила грудью, гуляла на улице с ним на руках, как рожала его в муках в роддоме. А сейчас я лежала обнажённая с разкоряченными ногами, и мной, словно куском мяса, удовлетворялся мой сын. Страх меня сковал ещё больше, когда я почувствовала, как сперма моего сына входит в меня и стремится к моей матке. Ужас от того, что меня оплодотворяет мой малыш, мой ребёнок, мой сын болью отдался в голове, и, видимо, я потеряла сознание.

PS. Когда Дима вернулся в комнату, он увидел на постели бесчувственное тело женщины с раздвинутыми ногами и оскверненной и растерзанной промежностью. Её сын Антон лежал рядом, тяжело дыша, всё ещё со стоявшим блестящим от влаги зверем, который насытился чревом своей матери. Дима сделал пару фотографий на телефон и ушёл, захлопнув за собой входную дверь, оставив хищника и жертву на поле охоты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.