Другая жизнь моей матери

Темы рассказа: вуайеризм, мать

Я до сих пор не знаю, что мне с этим делать. Всё это сидит у меня в голове и не желает уходить оттуда ни на секунду, поэтому я решил выложить все мысли сюда в этот текст. На этом моменте я даже не знаю, дам ли кому прочесть это или просто удалю. Может даже не закончу, кто знает? Пока что, стуча пальцами по клавиатуре, я чувствую, что делаю все правильно. Мне становится легче.
С чего бы начать? Наверно стоит представиться моему фантомному читателю, сидящему у меня в голове и делающему вид, будто не знает совсем ничего. Будто для него это нечто новое.

Итак, зовут меня Максим. Несколько дней назад мне исполнилось 18. Учусь в девятом классе самой обычной российской школы, живу в самой обычной, двухкомнатной квартире на пятом этаже.
Половина друзей живет в этом же доме, другая — мои одноклассники или их друзья. Для меня это… Как два разных мира, не меньше. Друзья из школы… Я бы сказал, что они мне ближе. Они так же интересуются техникой, играми, математикой и физикой. Я почти всегда разделяю их взгляды. Мне всегда интересно, о чем они говорят, и я всегда — часть их бесед.
Напротив — те, с кем я знаком аж с моего четвертого класса. Те, с кем я провожу почти все свое свободное время. С того дня, как мы с матерью переехали в этот дом. Увидев нашу компанию, кто-то назвал бы нас шпаной или даже гопотой. Во многом это была правда. Все мои друзья со двора были старше меня. Кто на пол года, кто на год, два и даже три. Они научили меня курить, а дешевое пиво я пил уже как обычную воду, если, конечно, мы находили на него деньги. Обстановка в этой компании тоже была соответствующая. Всегда на иголках и никогда не знаешь за какую шутку тебе разобьют лицо. Мне его могли разбить все и поэтому, находясь среди них, каждый день мне было страшно.
Два разных мира, между которыми висел я. В отличие от меня, ни один из моих друзей со двора даже не думал о поступлении в университет. Все ушли после девятого в ПТУ. С другой стороны, в школе, во многом из-за меня, никто не лез к нашей «задротской» компании. Мне одинаково нравилось играть в игры и бить бутылки камнями. Я ходил в спортивные секции и в то же время выкуривал по пол пачки в день. Я был вежливым и в то же время матерился как сапожник. Я хорошо учился и не делал домашку, прогуливал уроки и посещал дополнительные занятия, имел карманные деньги и собирал металлолом… Я сам уже себя утомил этим перечислением.

Но, прежде чем начать, нужно рассказать еще кое что. Всю свою жизнь я прожил с мамой Ольгой. Скромная, интелигентная женщина, которой месяц назад исполнилось сорок. Отец ушел, когда я еще был мелким, а со своими родителями мать не ладила. Самая обычная российская семья, ничего нового. Обычно на этом моменте описывают внешность, со всеми деталями…

Что же, телосложением я пошел в нее. Она худенькая и высокая, черные волосы, подстриженные под карэ, маленькая грудь первого размера и большая, спортивная попа, ярко выделяющаяся на фоне ее телосложения. И явно привлекающая внимание других мужчин, что я нередко замечал. Работает она врачом, если это так важно, а все свободное время она посвящала учебе, йоге и домашним делам. Так было, сколько я себя помню.

Но в какой то момент привычная жизнь слегка изменилась. Мама начала отправлять меня к своим родителям в совершенно непредсказуемые моменты. Обычно я оставался там на ночь и лишь потом возвращался домой. Я быстро понял, что в это время ее там ебут. Пусть мне и было интересно, кто у нее появился, я не стал лезть в ее личную жизнь.

Итак, в тот вечер мы со своими дворовыми друзьями собрались в нашей квартире. Это был день моего рождения. Мама наготовила салатов, пожарила мясо и перед приходом моих друзей закрылась в своей комнате, чтобы не смущать меня своим присутствием. Удивительно, как менялись мои не самые воспитанные друзья, находясь тут. За весь вечер никто даже не посмел матюкнуться в этой квартире. Все знали, что моя мама устроит скандал за любое «неприличное» поведение. Даже Рома, самый старший и борзый в нашей компании, вел себя достаточно тихо и культурно.

Наконец, покончив с «легальной» частью моего дня рождения, мы, пошли на вторую часть, подразумевающую под собой несколько баклажек пива, естественно, за мой счет. И я был в общем-то не против проставиться.

Мы пошли в один из «наших» магазинов по темной улице. Со стороны нашу компанию, наверное, можно было различить лишь по горящим сигаретам и громким разговорам. Тут Рома схватился за телефон и резко отошел от нас на несколько шагов. По разговору все сразу пришли к выводу, что ему позвонила бабушка и через несколько секунд уже пошли шутки, кто на что горазд. Кто-то матерился на всю округу, кто-то изображал женские стоны прямо в трубку… В общем классика местного юмора. Отмахнувшись от нас всех, он сказал, что отойдет и потом догонит нас.

Через пару минут мы дошли до магазина и, как всегда, решили отправить туда одного Саню, который выглядел в свои восемнадцать на все двадцать пять, а то и тридцать, из-за чего вопросов к его возрасту у продавщиц никогда не было. Я полез в карман за деньгами и внезапно понял, что их там нет.
— Бля, деньги забыл, — сказал я, обшарив все карманы.
— Давай пиздуй домой, — тут же сказал мне Мурат, закуривая очередную сигарету. — Мы тут подождем. В темпе!

Ну делать было нечего. Я пошел обратно, быстрым шагом пересекая темную улицу. Прошел по нашему двору и вскоре уже поднимался вверх по лестнице. Лифт в этом доме никогда не работал, а если и работал, то, конечно же нашими стараниями, превращался в туалет. В общем пользоваться им было в любом случае нельзя.
Поднявшись на этаж, я лишь краем глаза увидел, как захлопнулась дверь нашей квартиры и сразу же сбавил шаг. На какой-то момент я остановился на лестничном пролете и хотел было просто спуститься и подождать во дворе… А потом я все же поднялся. Бездумно. До сих пор не знаю, что меня туда повело. Поднялся так тихо, что даже сам не слышал собственных шагов. Так же тихо я открыл дверь квартиры. Я часто открывал и закрывал ее и прекрасно знал, как сделать это без лишнего шума.
В коридоре свет не горел. Лишь по очертаниям я понял, что на пороге стоит мужская обувь, а после я услышал странные звуки. По стенке я прошел по коридору дальше и оказался в том месте, откуда была полностью видна мамина комната и застыл на месте.
Мама стояла на коленях. Ее домашняя футболка лежала в метре от нее вместе с лифчиком. Одной рукой она держала член Ромы и с наслаждением посасывала его в медленном темпе. Второй рукой она поглаживала свои торчащие соски и лишь иногда щипала их. Всего через несколько движений мама вдруг отпрянула от его члена, вытерла рот ладонью, сглотнула и сказала:
— Макс может в любой момент вернуться. Давай…
— Соси блядь, — резко перебил ее Рома и схватил за волосы.
Мама даже не успела закрыть рот, как в ее горло вонзился стоящий член почти по самые яйца. Рома начал ебать ее в рот, крепко держа за волосы и вскоре весь его член обильно покрылся слюной. Мама уже не держала его член. Обеими руками она уперлась в его бедра, однако я не мог понять пытается она освободиться или же просто ищет, за что можно держаться. Выражение на ее лице изменилось. Такая долбежка вскоре полностью вышибла ей мозги. Она едва сжимала губы, зрачки закатились, а тишина сменилась сопением, стонами и чавкающими звуками.
— Да, — протянул Рома, — сейчас кончу.
С этими словами он перестал заходить так глубоко, а вскоре и вовсе остановился. Однако маму он не отпускал. Она все так же стояла на коленях, держа его член во рту. Рома надрачивал его, лишь иногда заставляя маму двигаться губами по его члену и вдруг резко натянул ее.
— Глотай, — приказал он.
Но в этом не было нужды. Казалось, она едва понимает, что происходит. Когда Рома кончил ей в горло, она безропотно проглотила все. Рома медленно вынул член из ее горла, еще немного подвигал им между ее губами, потом оттянул им ее щеку и, наконец, вышел из нее, отпустив волосы. Мама рухнула на пол и тяжело задышала. Рома застегнул ширинку и пошел за своей футболкой, а я понял, что мне пора сваливать отсюда.
— Завтра повеселимся, — сказал Рома. — Макса не будет?
Мама в ответ только отрицательно покачала головой. Еще не надев футболку, Рома присел рядом с ней, положил одну ладонь на ее маленькую грудь и сжал ее.
— Молодец, — сказал он, похлопав маму по щеке.
Тем временем я уже нашел деньги, забытые на тумбочке в коридоре и так же тихо закрыл дверь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *