2080

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Темы рассказа: фантастика

–Садитесь, дорогая в кресло, начнём операцию. Ваш выбор – икс икс эль. За всю свою карьеру не припомню, чтоб кто-то выбрал эску или хотя бы эмку, – бурчала врач-гинеколог с 20-летним стажем, держа в левой руке, за его середину тактильно приживаемый фаллопротез, игрушка для лесбиянок.

–В мошонку встроен контейнер, присланный из банка спермы, так что не затягивайте с любованием и всякими селфи, продукт, натуральный, портится. Привели бы подружку сюда, синтезированной спермы брызнули бы — 100% залетела бы, а так 30/70. Хорошо, клиент платит, мы делаем. С этой стороны протеза пластичный клей — он разъест слизистые стенки влагалища и приклеит к нервной системе нервные проводники, протоки желёз, ну и всякие там сосуды фаллопротеза. На это уйдёт два часа. Будет жечь, как перцовый пластырь. После того, как нервные проводники приживутся, система начнёт подавать в вас тестостерон и другие мужские гормоны, согласно выбранному размеру XXL. Ну зачем сразу такой большой, ну попробовала бы сначала элечку, и протез поменьше и гормонов меньше, а тут лошадиная доза. В тебе весу то – ветром сдует. Смотри, башню снесёт!

– У меня подружка крупная, – соврала я, – ей такой размер самый раз.

– Видела я ваш «самый раз», привозят потом рваных… Клей действует сутки — плюс минус пару часов, заряд в протезе также. Через сутки начнёт отваливаться сам, при чрезмерном воздействии тоже можно оторвать. В любом случае будет кровить, в крайнем случае, естественно, больше. Через часик приду, проверю приживаемость. Его не трогай!, – указывая на протез, сказала докторша, — А то какой-нибудь нерв отойдет и не приживётся, будет неправильно работать, если вообще будет работать.

/-- Реклама мобильное сообщение --/

Я сидела в кресле, боясь пошевелиться, не дай бог что не так, такие деньги. Вдвоём с Леей полгода копили. Она этого хотела, что б именно я её, так сказать, естественным путём оплодотворила. И в спермо банке она донора выбирала, не хотела генетический конструктор. И теперь я лежала и целый час любовалась дурмашиной между ног, боясь даже дышать в его сторону. Хотя странно, как он мог отойти, если он распирал изнутри ого-го как. Та часть,которую вживляли в меня, не намного меньше наружной. Пришла врач, провела по нему кисточкой. Я это ПОЧУВСТВОВАЛА. Это было УХ. Раньше ничего подобного не было. Очень приятно, не так как оргазм конечно, но как пощекотали там внутри, только с наружи. Протез дёрнулся, а у меня аж в глазах потемнело и во рту пересохло, и прозвучал шипящий звонок в ушах.

–Реакция есть, и у детей шанс есть, — состроила врачиха, – Сушняк, звон – это реакция на тестостерон. В твоём случае по-любому должен быть, привыкай!

Записав что-то в журнале, она сказала: «Проверим работоспособность!». И начала теребить его, начиная с мошонки и продвигаясь дальше. Он ВСТАЛ, я это почувствовала. Новые дозы тестостерона пульсом били в голову, заглушая и обезличивая сознание. Как объясняли нам на уроках биологии, во время гона самцы теряют разум: инстинкт самосохранения, голод и всё остальное, — от гормонов у них только вожделение к самке. Мои руки сами начали тянуться к её голове, чтобы схватить за уши и прижать, к стонущему от вожделения члену. Стакан ледяной воды в лицо вернул меня к реальности.

–Фу, – сказала она, как говорят команду собаке, – Остынь дура, верни контроль над собой!, — начала говорить, с виду спокойная врачиха, – Не, надо законом запретить размеры больше L, а то изнасилуют когда-нибудь прямо в кабинете. У тебя лицо раскраснелось, вот тебя от гормонов будет таращить. В такси езжай домой, а то в общественном транспорте столько соблазнов, не довезёшь содержимое до любимой. Одевай одёжку, мужскую взяла? А то приходят красавицы и тянут лосины по привычке со стрингами. Выглядят потом, как порно актёр на перекуре. Да не так его, в плавки укладывать надо, вот так, – и залезла рукой ко мне в трусы. А мне так приятно стало, когда она касалась уже МОЕГО пениса. Он реагировал в её руках, и реакция будоражила мою кровь гормонами, и мои половые органы новыми ощущениями. Мне опять захотелось овладеть ей.

Но она сразу же отдалилась, бурча про себя, но так, чтобы я слышала: «Работаю гинекологом, сама только пенисы и вижу, как будто уролог… Да такие, что уролог если раз в жизни увидит, и то рекорд. А у меня день изо дня, что ни пенис, то по локоть. Надо закон, нельзя такие. Это неправильно. Иди уже к своей, порадуй! Завтра к обеду начнёт отваливаться, прокладками запасись!

Какие необычные, первые шаги в новой ипостаси. Я мужик! У меня член в трусах. Так и хотелось проорать на всю больницу и показать его всем этим тёлкам возле кабинетов. Но я тихо прошла походкой бабы, у которой между ног пенис, на выход — ловить такси. В машине я мечтала, как приеду домой, как Лея охренеет от счастья со мной, что это будет за ночь. От этих мыслей член был в постоянном тонусе, и от гормонов слегка шумело в голове. И, предвкушённая эйфорией, я взлетела на четвёртый этаж, игнорируя лифт, где была наша квартира. Возле двери я проверила ЕГО. Он был на месте, в ожидании предвкушения.

Я открыла дверь и…

Давно я не видела такого бардака. По квартире пролетел смерч. Всё, что было на стенах, на этажерках, в шкафчиках, — всё было на полу: кучками, одиночно, дыбом. Меня не было одну ночь. Лея была на кровати. На ней был халат, что странно. Дома мы не пользовались одеждой. Она говорила, что природную красоту скрывать друг от друга – преступление. Даже в дверях провожающий всегда был без одежды. На прощание всегда целовались, гладя обнажённую попу. Мы думали, что никто не видел, но подозревали, что знал и завидовал весь дом.

Я подошла и обняла её за плечи, она дёрнулась, но, увидев что это я, зарыдала на моём плече. Она была в синяках. Было понятно, что она подверглась насилию. По её слезливо-сопливо-всхлипывающему рассказу, я поняла, что где-то через час после моего ухода в больницу, кто-то стал долбить в дверь. Она была уверена, что это я что-то забыла и вернулась. И она бегом побежала открывать, не задумываясь о предосторожностях, в чём была, точнее что ни в чём не была. Какой «подарочек» открыл настежь дверь перед этими подонками.

-Что забыла?, – по инерции спросила она, прежде чем сознание осознало, что это не я. Но уже было поздно. Они ворвались. Она пыталась отбиться, но где там ей отбиться от трёх мужиков? Это я в детстве на каратэ и на штангу ходила, а она на рисование и хор. Они били, насиловали её, пили водку, сожрали всё на кухне. Перед уходом сказали, чтоб готовилась, они придут ещё.

Плача, она хотела, опёршись на меня, достать салфетки с пола, но её рука соскользнула мне в пах, прямо на член. Её слёзы сразу прекратились. Она отдёрнула руку, как будто от змеи. Испуг и недоумение застыли на её лице. Я ей начала объяснять, как мы об этом мечтали, сколько времени копили деньги на это, её выбор в спермо банке. И это всё только до завтра, даже меньше, сперма портится. И что теперь делать? А самое главное, что время уходит и шансы уменьшаются.

–А давай трахаться, давай! Кто ещё меня не трахал? Давай, зови соседей!, – начала заводиться в истерику Лея. Её так назвали в честь принцессы из кино, -Давай, трахни меня как суку! – начала переходить на визг Лея, загнувшись передо мной раком и задрав резким движением подол халата аж до самой головы.

Все её «прелести» передо мной. Я взяла её за бёдра и потянула, чтобы посадить рядом с собой, чтоб прервать начинающуюся истерику. Но она видимо решила, что я потянула её для секса, и тут истерика вышла на новый уровень.

–Ты животное, грязное, похотливое животное! ВОН! ВОН! ВООООН!!!

Я поняла, что уже ничего не исправлю. И чтобы я не сказала, не сделала, будет только хуже. Я встала и ушла. Даже в подъезде слышались её проклятия. Я пошла наверх, на последний этаж. Сидела на ступеньках, порывалась пойти к Лее или на розыск этих упырей. Но, спустившись на пару этажей, возвращалась обратно. Кого искать? Спрашивать у прохожих: «Вы насильников не видели, мимо вас не пробегали?». Похоже на маразм. К Лее идти надо только без члена. А это надо ждать до завтра.

Уже наступила ночь. Захотелось есть, и я решила спуститься в какой-нибудь макдональдс или KFC. На втором этаже навстречу попался местный ботаник, который крикнул: «Привет!» и подмигнул так, как будто он всё знает, и даже это он всё и сделал. И такая злость на него вспыхнула, что зарядила ему с ‘вертушки’. Он целый лестничный пролёт проехал по ступенькам, повернувшись вокруг себя, даже штаны с трусами сползли до колен. Тут- то я и увидела его задницу.

Приёмы карате хорошо тестостерон повышают, скажем так, все тактильные виды спорта, особенно единоборства, так делают. В ушах зазвенело, штаны оттопырились, и я пошла в бой. Он орал во всю мощь. Жители вызвали полицию и скорую. Полиция со мной ничего не могла сделать. Я чувствовала, как меня жалят эл. шокеры, прижигают дубинки. Но вырвать из-под меня жертву они не могли. Им помогли медики, вкололи, что-то раз, потом ещё и потом ещё. После третьего укола я погрузилась в туман.

Но я испытала «это»! Да, я кончила как мужик! А это не так, как женщина испытывает оргазм. Тестостерон отключает мозг совсем, наглухо, не так, что женщина в этот момент бухгалтерию может вести. У нас это не так, а тут как чихнуть, как нос пощекотали пёрышком. Сперва в носу зудит, щуришься на свет, зуд достигает апогея и пчхи, но только зудит головка члена, фрикциями она трётся, трётся, щекотится, щекотится и апогей и пчхи. Только не носом, а ‘им’. Кайф.

На следующий день меня пилил следователь, как нехорошо насиловать других мужиков, и что за это будет. В какой-то момент я почувствовала, что клей отходит и член отваливается. Я встала, опустила штаны и вырвала фаллопротез из себя. Следак чуть не блеванул. Вызвали медиков. Они то и выяснили, что я женщина, что это гигантский фаллопротез… В тот момент в крови была гигантская доза мужских гормонов для спаривания, поэтому у меня была такая нечувствительность к действиям полиции.

Впервые в юриспруденции женщина получила за это мужеложество пять лет. Вот.

–А ты за что сидишь?

–Ну, у меня гораздо проще. Парня пырнула. Пришла домой, а он с другим парнем трахается, я с ходу в спину и ткнула ножиком.

–Парень- то твой выжил?

–А ты, чё подумала, что он с верху был?

И мы вместе заржали.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *